Как жил Никополь в годы Второй мировой войны: город в оккупации

Как жил Никополь в годы Второй мировой войны: город в оккупации | Прихист

06 Лютого 2020

Марина Кобельнюк

Начало статьи читайте тут.

Жизнь в оккупации

Когда затихли боевые действия на территории никопольского края, немцы начали устанавливать в оккупированном городе «Новый порядок». Была создана Никопольская городская управа во главе с бургомистром, организована полиция, в которую вступали некоторые из местных жителей. Начались преследования евреев и цыган.

Из книги Спартака Шеремета «Война глазами подростков»:

«После захвата города немцами, Никополь в течении 4 -5 недель обстреливался с левого берега Днепра артиллерийским огнем. Стреляли наши. Немцам никакого вреда от этого артобстрела не было. Мирное население пострадало, т. к. пришлось жить в погребах и подвалах, подвергаться смертельной опасности. Была разбита главная Преображенская церковь, дома никопольчан. Появилась в городе местная полиция с белыми повязками на руках. Она занимала помещение бывшей милиции по ул. Свердлова. В Никополе осталось много евреев, которые или не сумели, или не захотели эвакуироваться. По приказу немецких властей они нашивали у себя на груди желтые шестиконечные звезды и носили несколько недель, затем их собрали возле банка, погнали за город и расстреляли в противотанковом рву в районе птицекомбината. Вслед за немцами в Никополь вступили румынские части. Сразу среди населения распространились слухи о том, что румын надо остерегаться, так как они воровиты, берут все, что плохо лежит: одежду, продукты, домашнюю птицу. Немцы к румынам относились с презрением и это почувствовали жители Никополя, поэтому румын не боялись. Немцев же боялись».

После вступления немцев в Никополь, несколько дней работал хлебозавод, в магазине продавали хлеб на старые советские деньги. Функционировал рынок в старом городе. Появились новые деньги — оккупационные марки-карбованцы, но преимущественно действовал натуральный обмен товаров и продуктов. Здесь же, на рынке, немцы устроили показательную казнь через повешение Никифора Антипенко: говорили в народе, что повесили его за воровство немецкой посылки на железнодорожной станции.

В районе соцгорода работал клуб. В нем крутили немецкие кинофильмы, ставились пьесы местными драмкружками. Клуб всегда был битком набит народом. Снова открыли краеведческий музей, которому было присвоено имя Ивана Сирко. Предприятия не работали. Но для обеспечения своих потребностей немцы организовали работу паровозного депо. На ЮТЗ работали мастерские по ремонту немецкой бронетехники, где использовалась работа военнопленных.

Вначале осени в городе работали школы, но с наступлением холодов они закрылись, а занятия прекратились, поскольку нечем было топить.

По распоряжению новой власти начали переименовываться улицы. Часть получила старые, еще дореволюционные названия, но появились и новые немецкие — улица 17 августа и улица обер-лейтенанта Адлунга, который погиб в районе Никополя и был похоронен на обочине улицы Карла Маркса. Новые названия были напечатаны в газете «Промінь».

Это было официальное печатное издание немцев, которое издавалось в Никополе. В газете размещались местные новости, объявления, прославлялся фюрер и немецкая армия.  Цена одного экземпляра составляла 50 копеек.

В то время в городе пустовало много квартир, особенно в районе соцгорода, так как руководство и семьи инженеров с Южнотрубного завода отправились в эвакуацию. Туда переселялись те, чье жилье пострадало от бомбежки и обстрелов. По воспоминаниям очевидцев, в квартирах оставалась мебель, различный домашний скарб. На полу валялись брошенные комсомольские билеты.

Один из лучших домов №10 (сейчас дом № 36 по проспекту. Трубников) к началу войны был полностью готов, но заселить его не успели. Немцы использовали его для содержания пленных красноармейцев. Их загоняли в эти новенькие квартиры пятиэтажного дома. Внизу сторожили немецкие автоматчики, горожане установили с пленными контакт и старались передать им продукты.

Во второй половине 1942 года немцы начали отправлять молодежь на работу в Германию. Первые партии уезжали добровольно под звуки духового оркестра. Однако, когда оттуда стали приходить письма, где они описывали ужасные условия жизни и того, в каких условиях работали украинцы в Германии, молодежь начала скрываться. Вообще на принудительные работы в Германию из Никополя было вывезено 4 000, а из района 1 035 юношей и девушек.

Постоянными были наряды на строительство моста через Днепр в Никополе. Через каждые 10 дней бригады обновлялись. Выполнение работ строго контролировалось немцами. В случае невыполнения — расстрелы грозили и председателю, и работникам. Мост, которым немцы решили соединить Никополь и Каменку, левый и правый берега Днепра, имел для них огромное стратегическое значение, пооэтому на строительстве работали сотни людей. Строительство проводилось быстрыми темпами, немцы постояно подгоняди рабочих криками: «Шнель! Шнель!».

Продолжение следует…

В статье использованы фрагменты из книги Спартака Шеремета «Война глазами подростков» и материалы Никопольского краеведческого музея.

Коментарі

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Інші новини