Как жил Никополь в годы Второй мировой войны?

Как жил Никополь в годы Второй мировой войны? | Прихист

02 Лютого 2020

Марина Кобельнюк

8 февраля 2020 года исполнится 76 лет с момента освобождения Никополя от немецких войск. К этой дате «Прихист» подготовил цикл статей о том, как жилось в оккупированном Никополе во время Второй Мировой войны.

 

Начало войны и оккупации город

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. В первые дни войны добровольцами на фронт отправляются около 1 600 наших земляков. На базе первой Никопольской больницы организовывают эвакогоспиталь № 1792, который направляют в армию. С началом военных действий в Никополе был создан истребительный батальон НКВД по борьбе с вражескими парашютистами. В июле 1941 года формируют 1-й Никопольский коммунистический батальон, который принял участие в обороне Гомеля, а в августе началась мобилизация для создания 2-го. 14 августа 1941 в кровопролитных боях близ села Глиеватки батальон был разгромлен.

Из воспоминаний  ветерана педагогического труда А. К. Никоненко:
«Я жил в селе Ульяновка Никопольского района, закончил 7 классов Шолоховской средней школы. Наступило роковое воскресенье 22 июня 1941 года. Во второй половине дня по деревне проскакал на лошади вестовой, вернувшийся из сельсовета, с криком: «Война!!!». Вскоре у колхозной конторы собрались десятки людей. Помню сумрачный вид мужиков, палящих цигарку за цигаркой, плачущих и причитающих женщин. Я же искренне думал: как могли фашисты напасть на нас? Они что, безголовые, не понимают, что их сотрут в порошок? Я был глубоко уверен, что если не завтра, то в ближайшее время немцы жестоко поплатятся за содеянное! Полетели дни и недели. А с фронтов вместо победных реляций шли известия, вселявшие в душу тревогу, растерянность и недоумение: как же это могло случиться? Почему фашисты так стремительно двигаются вперед, а Красная Армия отступает?».

Из воспоминаний Спартака Шермета:
«По мобилизации, под плач женщин, уходили на фронт мужчины. Прибывали первые группы раненых. Военные госпитали развернули в школах и ФЗУ. Во дворе СШ № 5 – кучи окровавленного тряпья, резкий запах лекарств, красноармейцы на костылях, в бинтах и гипсе. Женщины Никополя помогали персоналу госпиталя: среди населения собирали перевязочный материал, постельное белье, различную утварь. Объявили сбор пустых бутылок. После заправки горючей смесью их использовали в бою с немецкими танками. Позже на Западе это оружие назвали «молотовский коктейль». Отряды местных жителей отправляли «на окопы», лопатами рыли противотанковые рвы за городом».

Чтобы задержать вражеские войска, помощь войскам Южного фронта оказывали жители нашего края. Они строили оборонительные рубежи вокруг населенных пунктов. Тысячи студентов, старшеклассников и домохозяек сооружали линии обороны — строили противотанковые объекты, копали окопы.
Сдерживали натиск врага на подступах к Никополю части 18-й армии под командованием Смирнова и девятая армия Военно-воздушных сил под командованием Еременко. Жители города и отступающие части советских войск готовились к эвакуации. Паром и катера едва успевали переправлять всех отступающих. Основное производственное оборудование Южнотрубного и машиностроительных заводов было эвакуировано в город Первоуральск и село Белая Холуница. Готовились к эвакуации учреждения города, во дворах жгли документацию.

Из Никопольского краеведческого музея были вывезены ценнейшие экспонаты, которые могли представлять интерес для врага. К сожалению, большая часть коллекции так никогда и не вернулась в город – экспонаты были утеряны по дороге в город Моздок.

Первые немецкие бомбы упали на Никополь в полдень 14 августа 1941 года. Бомбили железнодорожный вокзал и мост, который вёл на нефтебазу (Довгалёвка). На следующий день опять бомбардировка. Тогда пострадал центр города (нынешняя Старая часть). Под бомбы попали школа № 2, почта, аптека, библиотека, гостиница и магазины. Были и жертвы среди мирного населения. Трупы вывозили на подводах, телегах за город и хоронили. Помимо налётов вражеской авиации, в городе начались проблемы с мародерством. Местные жители тянули провиант и другие вещи из разрушенных магазинов. Со складов, где хранилась мука, её растаскивали кто как мог: мешками, на подводах, порой делали по несколько ходок. При этом, второпях, несколько тонн муки смешали с грязью.
Сотрудники милиции получили задание: все важные объекты, которые нельзя было демонтировать и вывезти с территории города, такие как Южнотрубный завод и краностроительный завод им. Ленина, уничтожить. Такими стратегическими точками являлись, к примеру, нефтебаза и мельница. 16 августа правоохранители облили керосином мельницу и заложили взрывчатку под цистерну на нефтебазе, а 17 августа выполнили приказ – подожгли и взорвали эти объекты.  

Последние эшелоны с техникой отходили из Никополя 16 августа, а 17 августа войска первой танковой группы под командованием генерала Клейста вошли в город по ул. Антипова (нынешняя Херсонская), во время оккупации ее переименуют в улицу 17-го Августа.

Вот как вспоминала о начале войны и оккупации никопольчанка Тамара Федоровна Гуд:
«Шел июнь 1941 года. Прозвучал последний звонок в Никопольской НСШ № 16. Был выпускной вечер, напутственные слова директора и учителей. Мы, четырнадцатилетние девчонки и мальчишки, уходили из школы каждый со своей мечтой. Я хотела стать учительницей украинского языка, а еще я любила искусство: танцевала, пела, читала стихи. В танцевальном кружке Дома пионеров занималась с первого по седьмой класс. На областной олимпиаде завоевала право участвовать в Республиканском смотре. 22 июня собрались во Дворце пионеров с чемоданами для отправки в Киев. На крылечко вышел взволнованный директор и объявил: «Сегодня началась война, немецкие фашисты вероломно напали на нашу страну». Поездка в столицу отменяется! Мы, разочарованные и взволнованные, разошлись по домам. Настали военные будни: делали светомаскировку, ходили «на окопы», стояли в очередях за хлебом. Начались бомбежки Никополя. Паника охватила жителей и руководителей города. Эвакуироваться не удалось. Отец с большими трудностями переправился на левый берег Днепра и скрылся в плавнях. На город страшно было смотреть: всюду груды развалин, безвластие, распахнутые двери в горисполкоме, в магазинах, складах, на предприятиях. Жители тянули домой все: зерно, муку, керосин, одежду. Народ боялся голода и холода, которые несла война. 17 августа немцы захватили Никополь. Мы увидели чужую форму, услышали чужую речь. Наступили черные дни оккупации».

Продолжение следует…

В статье использованы материалы Никопольского краеведческого музея и фрагменты из книги Спартака Шеремета «В гостях у старого Никополя»

Коментарі

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Інші новини