3 месяца назад

У нас остались несколько павильонов остановок, которые могут похвастаться стилевыми особенностями. На автовокзале, Некрасова и стадионе Электрометаллург, они резко отличаются от прочего беспородного новодела. Если взять за основу годы строительства, а так же, наличие облицовки и рельефа, то, условно, эти конструкции можно отнести к образцам советского модернизма. Недавно их преобразили, следовательно, имеем дело с постмодернисткой инсталляцией.

Творение несомненно наполнилось новыми смыслами, не утратив аутентично грубые черты, в которых звучат аллюзии к Ле Корбюзье.

Невесомая ребристая лента крыши парит над усталым населением, как хвост гигантского летающего змея. Отверстие в ней как бы разрывает порочный круг сансары маршрута номер 6а и дарит надежду на перерождение где-то за пределами Никополя, а лучше Украины. В следующей жизни, в следующей жизни...

Может повезёт родиться африканским диктатором, вершителем судеб, водителем маршрутки на Днепр или, на худой конец, Лукашенко. Избирательная эклектичность мозаичного рисунка перекликается с морскими нотками и лёгкой воздушностью, несмотря на мощь и сытость композиции.

Общие планы, как бы растягиваясь по горизонтали, принимают в свои меланхоличные объятья всех сутулых заложников непогоды и общественного транспорта.

Из привнесённых новшеств пытливый глаз сразу отметит бетонный постамент, который повысил беспочвенные ожидания и, вместе с тем, уровень остановки. Он как бы приподнимает усталых путников над серостью и суетой, а так же, помогает, практически безбарьерно, проникнуть в аляповатое нечто, которое мы по незнанию зовём автобусом.

Там, где за бархатными шторами с золотым позументом и бубонами есть ламповое место рядом с водителем и завернутым в ковёр рокочущим тёплым нутром. Откуда открывается чудесный вид во всю ширь подернутой нервами трещин лобовухи на тщету и менжевание всех участников дорожно-транспортного представления.

Для комфортного схода лавины народного гнева по бокам постамента беспардонно обнародованы пандусы в неподражаемом стиле спонтанного семяизвержения ведра цемента в случайной точке пространства.

Красной нитью через инсталляцию проходит синяя скамейка. Она есть сердце, она есть суть - точка притяжения. При изготовлении использовались натуральные материалы, угол 90 градусов и решительность. Ждунам больше не грозят болезни органов малого таза от переохлаждения, а дерево, как тот огурец из известного ролика способно одарить силой земли перед началом рабочего дня.

Однако бескомпромиссная вертикальность спинки вызывает вопросы, будоражит ум, ставит в тупик. Больно. Больно, товарищи не только за мораторий о продаже земли, но и сидеть.

Зачем выбрана столь неудобная посадочная конструкция?
Что хотел сказать автор?
Что мы лишь гости в этом мире и не стоит задерживаться? Что только через боль рождается личность? Или может, когда на пятой минуте сидения начинает ныть поясница, а лопатки пронзают нестерпимые импульсы мы становимся ближе к Иисусу?

Как бы там ни было, нам только предстоит найти ответы на эти вопросы. И как у настоящего шедевра, ответы у всех будут свои.

В радиусе поражения окурком широкими мазками дымится межконтинентальная баллистическая урна. Мачизмом и маскулинностью веет от циничных каменных поверхностей. Урна как бы бросает вызов всему комплексу, претендуя на доминирование в этом ансамбле. Ты чё на? - застыло немым вопросом к проходящим.

Древние руны на скрижалях расписания словно ниспосланы в руки пророка, чтобы мы навсегда запомнили: не убий, не укради, четырнадцатый - каждые десять минут. Больше ничего не разобрать - зато какой простор открывается, какой горизонт фантазий и познания.
Вы спросите, при чем здесь кафель?
Кто знает, кто знает...

Артур Подлужный72062988_473830626535617_570641651437928448_n

71142180_473830666535613_732199260048588800_n

Администратор

Реклама